Вернуться            На Главную

 

                                                                                                     

Александра Власова

 

Приключения в Анапе

( Из цикла «Приключения Блондинки» )

 

    Восхождение в горы.

 

После моего весеннего пожара, который я устроила на своей даче, за последние два месяца ничего такого страшного не происходило. Я с головой ушла в работу. Ведь впереди отпуск, который я планировала провести вместе со своим сыном в Анапе.

 

 

Нам повезло, и в этом году  я и сын отдыхали вместе с моей подругой и ее десятилетней дочерью. Когда я с сыном приехала, они отдыхали уже неделю  и были  шоколадного цвета, а мы благородно бледного. Конечно же, в первый  день отправились все на пляж. Вдоволь наплескавшись в море, мы пошли в гостиницу, что бы подумать, чем заняться завтра.

 

Перед поездкой на море, в Интернете, я рассматривала карту Анапы и прикидывала, куда с ребенком безопаснее и интереснее съездить.

 

Мне очень понравилось описание полуострова Большой Утриш, тем сильнее и больше, что там начинается Кавказское предгорье с зарослями целебного и единственного в мире можжевельника, который чистит легкие и дезинфицирует воздух. Поделившись с Лизой своими знаниями, мы решили ближе к вечеру туда поехать с детьми.

 

Часа в три дня мы сели в такси и отправились, как потом оказалось, в наш длинный с приключениями поход по полуострову. По дороге на Утриш, водитель рассказывал о прелестях полуострова о его водопаде, который располагался за диким, а затем нудистким пляжем. И, конечно же, аромате можжевельника, распространяющийся по всей окрестности.

 

Перво-наперво, приехав на место, мы обошли весь полуостров и искупались в море. Затем, запаслись провизией в виде местного винограда, отправились в путь.

 

Поднявшись на небольшую гору, заросшую можжевельником, по которой гуляли туристы и, обозначив дальнейший маршрут, мы спустились к морю и пошли вдоль берега.  Мой малыш любит дальние и сложные переходы. Как и все дети такого возраста, он представлял себя великим путешественником, открывающий новые до селе не видавшие людей земли. Тогда я и представить себе не могла, как он был близок к истине!

 

Мы всё шли и шли дальше. Слева от нас плескалось море, справа - высокие отвесные скалы. В какой-то момент нам показалось, что до этого водопада мы не дойдем, но любопытство было превыше нас, и мы продолжали идти вперед. А вот и камень появился на нашем пути с надписью "ОСТАВЬ ОДЕЖДУ ВСЯК СЮДА ВХОДЯЩИЙ". Наконец мы дошли до нудисткого пляжа. Сколько обнаженных тел в разных позах лежало на камнях! На загоревшем лице дочери подруги проступил такой румянец, что мы не выдержали и засмеялись. Невдалеке показался наш долгожданный водопад.

 

- Что это? - в изумлении спросила Лиза, - я что-то не пойму, на верху стоит человек и льет воду? Это не водопад, это даже ручейком не назовешь! И вот к этому мы шли битых два часа? Какой ужас! Обратно по этому пляжу я не пойду, по горам будет ближе. Давай поднимемся на гору и пройдем по ее хребту. Там можжевельник растет, прочистим легкие.

 

С двухметровой высоты и впрямь тоненькой струйкой стекал ручеёк, который не произвел никакого впечатления.

 

Я человек, подготовленный к экстриму и подняться на гору высотой примерно в пятьсот метров, мне не составляло труда, но с нами были дети. За своего ребенка, я была спокойна, в крайнем случае, понесу на руках, не привыкать. Но вот как быть с Юлей? Выдержит ли она этот подъем? Мы рискнули. Примерно через час после восхождения мы увидели человека, который бегом взбирался на гору, и на всякий случай мы решили у него уточнить возможность преодоления горного хребта. На наш вопрос он удивленно пожал плечами, и ответ его был предельно ясен:

 

-Попробуйте! Я вижу, вы смелые, может вам и удастся его пройти.

 

Где были наши уши, когда мы услышали его ответ? Где были наши глаза, когда мы увидели проделанный путь? Взбираться на гору было на много легче, чем спуск с нее, поэтому мы решили продолжить наш путь. Сынок у меня к тому времени уже устал, солнце клонилось к горизонту. У нас оставалось чуть больше часа да заката. Мы продвигались вперед. Что бы ни было так страшно смотреть со скал вниз, мы зашли глубже в лес. Но как ни странно можжевельника там практически не было, но зато дикий шиповник, который отличается от подмосковного лишь тем, что иголки были в два раза больше,  торчали пучками и, впиваясь в тело, раздирали его до мяса, рос на каждом шагу. Обойти его было невозможно, по этому жертвуя своими плечами, обожженными накануне на пляже, и руками мы прокладывали себе путь. Сколько так мы шли, оставалось  только гадать, но вот мы увидели тропу! Нашему счастью не было преград! Ура, наконец, то след человека! Какое счастье! Но вдруг он оборвался. Что это? Неужели  мы заблудились? Солнце нещадно отсчитывало последние минуты вечера, надвигалась ночь. Лизу и детей охватила паника. Возможно, если бы рядом был мужчина, мной тоже овладело бы это чувство, а сейчас я была за старшего и чувствовала всю ответственность на себе, тем более еще потому, что я не стала останавливать Лизу от этой сумасбродной идеи. Мы прошли еще не много, и вышли к отвесной скале. Метров десять шел пологий спуск, а за ним начинался резкий обрыв в ущелье между гор. Со слезами на глазах и дрожащим голосом Лиза внесла еще одно предложение спуститься с него на попах. На этот раз мне все же хватило ума её остановить, и предложила заночевать здесь, тем более, что рядом рос дуб, который не даст нам скатиться вниз. Юля рыдала, мой сын из последних сил пытался сдерживать хладнокровие, но это ему плохо удавалось и, в конце концов, он стал просто читать молитвы о помощи. Это мне предало сил. Когда молится ребенок, то его просьба доходит да Бога и помощь  может прийти в любую минуту.

 

Мы расположились на склоне, наши ноги упирались в ствол дуба. На небе появились первые звезды. Мой сын захотел пить, и вот тут я вспомнила о кислом винограде, который невозможно было есть. С каким же удовольствием мы все на него набросились, не посмотрев, что он был к тому времени изрядно помят.

 

Не много утолив жажду, мы сели с Лизой размышлять о продолжении утреннего пути. И на этот раз в её "умную" головы пришла по-настоящему умная мысль.

 

-Сашка, у нас же есть телефоны! Давай позвоним 911.

 

 Эта была идея. Ни секунды не раздумывая я набрала номер. Мой смардфонд к тому времени уже почти "сдох". Поэтому я воспользовалась телефоном подруги.

 

-Алло, служба спасения слушает. Чем можем помочь?

 

-Добрый вечер. Мы застряли в горах. Нас четверо. Две взрослых женщины и два ребенка 5 и 10 лет. Мы находимся на полуострове Большой Утриш. Прямо перед нами море, справа полуостров с маяком. С трех сторон скалы.

 

-Вы чё, идиотки?- В трубке разразилась не шуточная брань, - Что вас туда ночью понесло? Чокнутые мамаши, у вас все дома? Как вас от туда доставать? У вас есть фонарик, что бы сигнализировать?

 

Мой спокойный и уравновешенный тон разговора его вернул в реальность:

 

-Извините, мой телефон разрядился и в любую минуту может умереть, свяжитесь с Кубанью, пожалуйста, а я на десять минут отключу телефон. И ещё, фонарик днем на пляж  носить не входит в мои правила, хотя теперь нужно будет подумать на эту тему.

 

Слезы на глазах подруги высохли. Мой сынок, свернувшись калачиком сладко сопел у нее на коленях, а Юля с появившейся надеждой, расположившись по ближе к матери пыталась заснуть.

 

Минут через пятнадцать я перезвонила в службу.

 

-Здравствуйте, мы застряли в горах.

 

-Да, да, наконец вы позвонили.- голос нервно продолжал орать в телефон: -Спасатели уже выехали, им нужны точные координаты. Запишите их телефон... И разожгите костер.

 

-Да Вы с ума сошли! О каком костре идет речь? Это же стопроцентное самоубийство! Тут сплошной сушняк. Все загорится не по детски и никакого заповедника вместе с нами уже не будет! - я вспомнила свое весеннее приключение на даче. Урок для меня был не плохой тогда. - Да и чем мне записывать? - на этот раз уже не выдержала я и подняла голос: - у меня нет ручки.

 

Ответ был прост:

 

-Пишите пальцем на земле.

 

-Да вы не представляете себе, о чем говорите! Я собственных ног не вижу, вы говорите писать. Диктуйте, мы попробуем запомнить.

 

Хорошо у детей отлично работает память, и Юля с разбега запомнила номер.

 

Я набрала номер телефона Анапской службы спасения:

 

- Здравствуйте, мы застряли в горах. Спасите. Телефон разрядился и мы больше не сможем с Вами связаться, поэтому записывайте сразу. - я продиктовала им, что удалось увидеть до заката солнца

 

- Да, команда спасателей уже выехала. Минут через пятнадцать они будут на месте. Вы должны их соорентировать. Вы видите море?

 

- Сейчас ночь и я вижу только небо и освещенную часть полуострова. Так что я не знаю. Я буду наблюдать за любым светопередвижением и подам какой-нибудь знак, - в этот момент мой телефон разрядился окончательно. Мы остались без связи и света...

 

 Позвонив в Анапскую службу спасения, мы уже спокойно продолжили их ждать. У меня почему-то была надежда, что за нами пришлют вертушку, так как достать нас было практически не реально, а тем более вывести по горам с ребенком.

 

Я спустилась чуть ниже, для того, чтобы ветки дерева мне не закрывали обзор. Спуск был очень крутой и скользкий, поэтому я решила снять сланцы. Сланцы! Мама дорогая! Когда мы лезли в гору, никому не пришло в голову, что мы  полуголые и практически босиком! Да, одежда на нас именно для альпинизма: парео, майки и сланцы! Единственный из нас кто был одет более или менее подобающе это мой сын - шорты, футболка с длинным рукавом и мягкие удобные босоножки.

 

Я села на землю и стала наблюдать. Вокруг нас, наконец, воцарилась полная тишина. Мимо меня пролетел филин и сел на ветку дуба, удивленно таращив на нас свои глаза. Через мгновение пролетела кем-то испуганная стая летучих мышей. В кустах за нашими спинами раздался громкий шорох травы и звук ломающихся веток. Мы замерли. На спасателей это было не похоже. Но кто? Человек, зверь? Кто? Вот тут мной овладел настоящий ужас. Я волновалась за детей. Осторожно встав с места, я подошла к дубу и стала смотреть на его ветки, прикидывая, куда можно будет забросить детей в случае опасности. Если это кабан или волк, то нас они не достанут, а если медведь? Кто знает, что за звери живут в этих джунглях. Мы с Лизой даже боялись строить предположения о том, кто бы мог  с таким треском продвигаться рядом с нами. В тот момент я вспомнила о тропе, которую я приняла за человеческую. Мы были в панике. Я перебралась к Лизе с детьми и предельно сконцентрировалась на тех действиях, которые должна буду проделать в случае опасности. Через какое то время шорох стих, и мы опять погрузились в полнейшую тишину.

 

Что бы их подбодрить, я решила поговорить.

 

- Девочки мои, из всего нужно искать позитив. Ну когда мы еще бы с вами могли заночевать ночью в горах под открытым небом? Это же здорово! Дышите глубже здесь зона прочистки легких. Все известные и не известные бактерии, которые жили в нас до сих пор,  уничтожены. Можно сказать, наш организм омолодился как минимум лет на тридцать.

 

- Мам, из слов тети Саши, я поняла, что мне еще лет двадцать нужно ждать моего рождения? - нервно хихикнула Юля.

 

- Юличка, успокойся, твой организм омолодился всего лет на пять, потому что ты не успела нахватать в этой жизни столько бактерий как мы с мамой.

 

- Но-но, по аккуратней с выражениями, - подала голос Лиза. - я между прочим мед работник и периодически сдаю анализы.

 

- Ой, ну хорошо, я не против, омолодилась одна я, мои старушенции.

 

В это время на воде я увидела отблеск света. Ура! Пришла помощь!  Мы спасены! От радости я чуть ли не поскользнулась и не свалилась камнем в ущелье. Меня спас наш любимый дуб. Я готова была его расцеловать! Своими ветками он зацепился за мою майку и я повисла  в воздухе. Очень аккуратно я отцепилась и сползла на попе на уже облюбованную мной полянку перед обрывом. Что было сил, я закричала.

 

- Э- ге-ге-гей! Мы здесь! Мы рядом! Я услышала голоса людей

 

- Мы слышим вас. Вы где? Вы можете посветить?

 

 Я вспомнила о своем смардфонде, возможно еще не всё потеряно. Как обезьяна я вскарабкалась на верх к своей сумке и стала в ней шарить. Вот мой смардик! Он работает! Какое счастье! Я стала им светить.

 

-Да, мы вас видим!- и по прямой дороге они пошли к нам. Я их попыталась  остановить. Мне прекрасно было известно, что пройти через это ущелье и подняться к нам без специального альпинийского снаряжения они не смогут.

 

-Перед вами обрыв, не ходите туда, вы убьетесь! -кричала я изо всех сил, но они меня не слушали и шли прямиком к  этой скале. Сейчас мне страшно стало уже за них.

 

Дойдя до края обрыва, они остановились, и долго переговаривались между собой, я пыталась услышать их разговор.

 

- ДА ОНИ ВПОЛНОЙ Ж... СИДЯТ. СТРЕХ СТОРОН  ОТВЕСНЫЕ СКАЛЫ, А С ЧЕТВЕРТОЙ НЕПРОХОДИМЫЕ ДЕБРИ, - услышала я. Эта фраза мне придала надежду на то, что за нами прилетит всё же вертолет и вытащит нас из этой, как они сказали ж...

 

Постояв так минут пять, они повернули обратно. У меня перехватило дыхание. Что происходит, неужели  они спасательную экспедицию отложили до утра? А как же мы? Нам страшно! Я сидела и боялась пошевелиться. Отчаяние в очередной раз охватило меня. Но вдруг в кустах возле моей ноги, что-то зашевелилось. Что это могло быть? Змея? Мышь? В это мгновение я почувствовала, что палец на моей ноге кто-то пытается усердно отгрызть.

 

-Аааааааааа! - Я громко взвизгнула от неожиданности и тряхнула ногой. Мое движение было столь неловким, что я поскользнулась и полетела вниз. Вот в этот момент я была очень благодарна шиповнику, который впился своими колючками в мой топик и изодрал его в клочья, тем самым, предотвратив мое дальнейшее падение вниз.

 

-Саша, ты куда? Не нужно так отчаиваться и бросаться вниз. Не покидай нас, пожалуйста, - заверещала Лиза. В очередной раз я прикинулась обезьяной и стала карабкаться обратно наверх.

 

-Лизочка, никто вас не бросает - это раз. Два - мой палец кто-то старательно с голодухи пытался отгрызть. И три я осталась без топика.

 

От этих слов даже Юля, которая всхлипывала до сих пор, рассмеялась.

 

-А топик ты зачем сняла? Ты им что, пыталась сигнализировать? - спросила подруга.

 

- Почти. С меня его сняли.

 

- Кто? - изумленно спросили девчонки. Звери больше не пробегали, а спасатели далековато.

 

- Кто, кто. Шиповник его разодрал, - и я показала тот лоскуток, который остался висеть на мне.

 

Мы все вместе весело засмеялись.

 

- Там в сумке лежат моя футболка запасная, ты её можешь одеть, - сказала мне Лиза.

 

Она носит 42 размер, а я 46. У меня была надежда на то, что белье эластичное и имеет свойство растягиваться. Я пошарила в сумке и достала искомое. Покрутив  и пытаясь определить где перед, я  натянула её на себя. Да, белье не настолько эластично, как я надеялась. Да и футболка странная какая то. Может, я её одела задом наперед?

 

- Лиз, а ты уверена, что это футболка?

 

-??? А ты уверена, что ты с перепугу одела МОЮ футболку, а не Юлину майку?  

 

В подобной ситуации не удивительно, что спина 46 размера уменьшилась до 38.

 

Вдруг сзади нас опять раздался шорох в кустах.

 

- Может это спасатели, - с надеждой в голосе пролепетала Юля.

 

Мы обе на нее шикнули.

 

- Ага. Помощь подкралась незаметно.

 

С ветки взлетел встревоженный филин. Я поняла - это знак к действию. Пора всех забрасывать на дуб.

 

Первой на дуб мы забросили Юлю. За ней вскарабкалась Лиза, устраиваясь поудобнее. Ей на руки я передала своего сына. Все, дуб полностью укомплектован. Осталась я. Если я заберусь на этот деревянный массив, то кто же будет подавать сигналы? Как всегда, все самое страшное я беру на себя. Я спустилась на свой наблюдательный пункт.

 

Примерно через час на соседней скале показался огонёк.

 

- Ура! Мы здесь, мы ждем вас! Э-ге-ге-гей!

 

-САШ, ТЫ ТАМ ПОТИШЕ, А ТО ПРОСНЕТСЯ Женя И ДАБАВИТ.

 

- УЖЕ, Я УЖЕ ДОБАВИЛ,- окончательно проснувшись, сказал мой сынок.

 

Сидя на дереве, как птенцы в гнезде, все смотрели продвижение отряда спасателей. Наконец они подошли на расстояние слышимости голоса, и мы без перерыва им кричали, что бы они не сбились с маршрута.

 

Минут через пятнадцать, когда лесные жители утришского заповедника были разогнаны нашим шумом, я рискнула снять всех с дерева. В тот момент, как все были спущены, прибыли спасатели. Такой радости и счастья я не испытывала даже когда ко мне приехали пожарные весной. Я готова была каждого расцеловать, но в этот момент силы покинули меня, и я беспомощно опустилась на землю.

 

Их было пятеро. Все как на подбор высокие стройные и красивые. Вспотевшие и усталые они сели рядом с нами и стали рассуждать об обратном пути.

 

-Да, здесь спуститься не реально. Нужно двигать обратно той же дорогой.

 

- ДАВАЙТЕ ПОЙДЕМ ТОЙ,  КОТОРОЙ ШЛИ ЭТИ АЛЬПИНИСТКИ!

 

- А КТО ЖЕ НАМ ДОРОГУ УКАЖЕТ?

 

- ДА ЭТА НЕНОРМАЛЬНАЯ МАМАША. СУДЯ ПОВСЕМУ, ОНА ДОРОГУ ЗНАЕТ.

 

Силы что либо отвечать у меня не было, да и зачем, когда с нами такие мужчины, им и решать как нам от сюда выбираться.

 

-ВОТ ВЫ ШЛИ, ШЛИ И ЧТО? СТЕМНЕЛО И ВЫ РЕШИЛИ НАМ ПОЗВОНИТЬ?

 

- Да нет, - произнесла я уставшим голосом. - Мы шли, шли и пришли к этому обрыву. Дальше идти не было сил, да и солнце почти село за горизонт. Вот мы у дуба и остановились.

 

-ДА ЭТОМУ ДУБУ БОЛЕЕ ТЫСЯЧИ ЛЕТ И ДО СЕГОДЯШНЕГО ДНЯ ОН ЧЕЛВЕКА НЕ ВИДЕЛ.

 

- И ДЕТЕЙ ВЕДЬ ПРИХВАТИЛИ МАМАШИ НЕНОРМАШЬНЫЕ. Сами решили стать камикадзе, а детишки то тут причем? Последний раз с этих гор снимали людей десять лет назад!

 

- НЕ, НУ ВОТ ОБЪЯСНИТЕ ВЫ НАМ, КАК ВЫ СЮДА ПОПАЛИ? ВЕДЬ здесь  ЖЕ С ЧЕТЫРЕХ СТОРОН СКАЛЫ!

 

- Пойдемте уж. На земле будете читать нотации, и давать наставления. Мы устали, правда, - мне с трудом удалось проговорить эту фразу, потому что я знала, что предстоящая  дорога заберет еще больше сил, чем мы уже потратили.

 

Парни окинули  нас своим критическим взглядом и спросили, нет ли у нас чего-нибудь, что можно порвать и забинтовать наши ноги и плечи. У нас была простынь, которую мы пустили в расход. Разорвав её на полосы мы смастерили подобие портянок и привязали свои сланцы к ногам, что бы по дороги их не потерять и хотя бы мало-мальски сохранить целыми свои ноги. Полотенца, которые у нас были я и Юля завязали на плечи и руки. Один из парней снял с себя футболку и отдал Лизе. Самый молодой парень взял на руки моего сына и все пустились в путь.

 

Первым шел Ден. Он прокладывал путь для нас. За ним шел второй парень, который за руку вел Юлю. Дальше шла я, ломая ветки и очищая дорогу для парнишки, который нес моего сына. За ним шел следующий спасатель для подстраховки. Завершали наш отряд   Лиза, а за ней пятый мужчина. Мы неслись по горам как лоси. Практически без лишних остановок карабкались то вверх то сползали вниз. Привал делали лишь в том случае, если у кого-то из нас разбинтовывались ноги.

 

-ВОТ КАБАНЫ В ШОКЕ: ЧТО ЗА СКАЧ НЕСЕТСЯ. ЗАСЕЛИ В КУСТАХ И БОЯТСЯ НОС ВЫСУНУТЬ, - бросил в сторону Дена один из спасателей.  Все засмеялись.  Мы на самом деле напоминали семейство кабанов, которые бегают по лесу.

 

Вот наконец мы дошли до последней горы, спуск с которой нам предстоял.

 

Солнце озарило небо своими первыми лучами. Я подошла к отвесному краю скалы и посмотрела вниз. Первый раз в жизни я не испугалась высоты. Страх перед высотой меня преследует с детства. Я всегда боялась подходить к окну, если нахожусь выше третьего этажа. А в то утро меня охватило не бесстрашие, нет. Скорее  я просто выпала из реальности жизни.

 

- Эй, ненормальная мамаша, вы что в конце пути решили броситься вниз с этой скалы? Может все таки передумаете? У вас же ребенок!

 

Мой сынок стоял на земле, одетый в футболку одного из спасателей с надписью на спине "МЧС России". На голове у него было надета каска, которая за время нашего передвижения съехала на бок. Один из мужчин достал телефон и сфотографировал его в таком виде:

 

-ФОТО НА ПАМЯТЬ: ТРОЕ ДЕТЕЙ дома, ЧЕТВЕРТОГО ЖЕНЕ ВЕДУ.

 

Мы готовились к спуску. Нас ждали сыпуны. Что это такое мы узнали только тогда, когда стали спускаться вниз.

 

Женю моего веревками привязали к отцу большого семейства.

 

Первым спускался Евгений. Он за руку вел Юлю. Они достаточно шустро спустились вниз. За ними шли Николай и Макс с моим сыном. Когда они немного спустились следом пошел тот самый Ден, который прокладывал нам всю дорогу. За ним спускалась я. Едва ступив на этот зыбкий путь, мне стало ясно, что означает слово сыпун. Это огромное множество камней, наступив на которые, те как тысячи разных размеров мячиков скатываются вниз. Идти по ним сродни суицизму.  Поэтому я села на мою многострадальную попу и стала спускаться как с ледяной горки. Разница была лишь в том, что в отличии от льда она была теплая и не такая гладкая, скорее наоборот. Пиллинг для самого моего мягкого места я сделала бесплатно!

 

 Когда я спустилась на четверть, то посмотрела на верх. Лиза стояла на самом краю горы и рыдала.

 

Как я её понимала. Возможно, если бы я не имела такое свойство, как концентрация своего внимания на чем то одном, отбрасывая в сторону и не замечая всего остального, я бы тоже рыдала.

 

Лизу охватила очередная паника. Страх полета с горы ласточкой, сковал её тело. Она не могла сделать и шагу вперед. Денис, который стоял сзади нее, перебрался вперед и пытался помочь сделать первый шаг. Ну ужас был настолько велик, что Лизавету охватил столбняк.

 

Ден, что шел впереди меня, вернулся опять в гору, что бы вдвоем с Денисом помочь моей подруге спуститься вниз.

 

- А как же я? – только и смогла я вымолвить  с изумлением. Меня все бросили.

 

- Вы смелая, сами спуститесь, - раздался откуда то снизу голос Николая.

 

Смелая, как же! Да много вы знаете о моей смелости. Да я же самая настоящая трусиха. Возможно, из-за своей трусости мне и удается совершать подобные подвиги. Чтобы подбодрить свою подругу я ей крикнула:

 

-Лиза ты же бывшая жена военного! Ты сможешь спуститься с этой маленюсенькой горки только не плачь!

 

 Зачем я ей это сказала? После моих слов слезы хлынули  с ещё большей силой и застлали ей глаза.

 

Один парень тянул её за реку, второй толкал её в спину. Даже таким образом они не могли её сдвинуть с места.

 

Я съехала до сосны, которая одиноко росла посередине спуска. Возле нее уже стояли Макс, Николай и мой сын. Они наблюдали за картиной, которая разворачивалась на самом пике этой горы.

 

- Может ей морковку показать? - робко внесла я предложение?

 

- Кто побежит за морковкой? - спросил Николай. Желающих между нами не нашлось.

 

- А где Юля с Женей? - посмотрев в конец горы и не обнаружив там их спросила я.

 

- Юля благополучно прокатилась на Жене и, по нашим подсчетам должны уже сидеть в машине.

 

Я смотрела на землю с высоты птичьего полета. Можжевеловый лес, который мы должный были преодолеть, казался мне крохотным. Мне почудилось, что я  рассматриваю топографическую карту. Было совсем раннее утро, и движения на земле никакого не было. Ветер, который нещадно пытался сдуть нас с горы здесь совсем стих. Я наслаждалась жизнью.

 

Наконец на горе произошло, какое то движение и Лиза сдвинулась с места.

 

- Интересно, где Ден взял морковку на этой горе? - в раздумье произнесла я.

 

Мы стояли и наблюдали, как Лиза в позе паука скатывается вниз, а измотанные уговорами парни с двух сторон идут рядом с ней.

 

Я, Николай и Макс с Женей двинулись в дальнейший путь. До земли оставалось чуть меньше пятисот метров. Последний остаток спуска мы преодолели играючи.

 

Когда мы спустились на землю обетованную, то увидели, то здесь, то там сделанные из камней мангала и подготовленные места для костров. И зачем нам потребовалось лезть по горам, когда тут с великим удовольствием и без разных приключений могли посидеть и пожарить шашлык! Я посмотрела на ту гору с которой мы только что скатились, а затем парни мне показали ту скалу на которой мы приютились. Лучше бы я этого не видела! Какое счастье, что мы именно ночью шли по горам и не видели какой путь мы в реале преодолели.

 

Макс достал свой мешок с медикаментами и спросил:

 

- Интересно, а в наших мешках предполагается запас спирта?

 

- Это тебе то? А кто машину поведет?

 

- Ой, мальчики, не расстраивайтесь так, - вставила свои пять копеек я, - это  и я могу сделать.

 

- Что,- в изумлении воскликнул Николай, - Так, Макс, доставай бинты и спирт. Она меня достала своим энтузиазмом.

 

- А бинты то зачем?

 

- Мы ее свяжем, и весь спирт вольем во внутрь. Пора мамашке отдохнуть, а то, по всей видимости, она не достаточно устала.

 

 Я притихла.

 

Дождавшись оставшихся спасателей с Лизой, мы пошли к машине.

 

Сев в УАЗик все кроме водителя сразу же погрузились в младенческий сон.

 

 Мы въехали в город, и голос Макса нас вырвал из сладких сновидений.

 

- Девочки, вам необходимо будет проехать с нами и написать объяснительную. У вас паспорта с собой?

 

- Конечно с собой!- Сказала я. - Мы их всегда носим, когда голыми решаем покорить очередной Эверест.

 

- Дайте мне кляп, я ей глотку затку. Она достала меня своей остротой, - не выдержав, сказал Ден.

 

Мы доехали до нашей гостиницы. Я в ужасе посмотрела на себя:

 

- Как я там появлюсь в таком виде? Разодранные в кровь ноги, грязная одежда, взлохмоченные волосы!

 

У Дена лопнуло терпение, и он с вызовом сказал:

 

- Также как та девушка, которая попадая под машину спрашивает у водителя: "Посмотрите, моя помада не вытерлась?"

 

Я взяла на руки спящего ребенка, и мы с Юлей зашли во двор. Под взглядом изумленных жителей нашей гостиницы, мы зашли в холл. Кто-то не выдержал и с ехидством в голосе спросил:

 

-Ну, как ночью погуляли? По вашему виду можно сказать, что ночка удалась!

 

Что на эту реплику я могла ответить? Ведь и в самом деле удачная была ночь. Мы совершили поход по горам, на которые редкий человек рискнет в альпинийской одежде забраться. Познакомились с настоящими мужчинами, о которых пишут книги,  складывают песни и стихи. Мы хоть и уставшие, но целые и живые. Не это ли счастье?

 

Я зашла в номер, быстро переоделась, привела себя более или менее в порядок, взяла паспорта и быстро добежала до машины.

 

Наконец мы доехали до базы, на которой размещается служба спасения. Нас окружили множество мужчин и засыпали нас вопросами. Растолкав всех в стороны, к нам приблизился человек в возрасте и сказал:

 

-Пойдемте за мной, вам необходимо оказать психологическую помощь. Мы с Лизой уже не знали что делать, потому что  наши парни куда то исчезли и мы пошли за ним.

 

Сзади нас окликнул, ставший к тому времени таким родным и близким голос Дена:

 

- ВЫ КУДА ПОШЛИ ЗА МУЖЧИНОЙ? ВЫ ЕГО ЗНАЕТЕ? ВОТ И Я ЕГО НЕ ЗНАЮ. ОПЯТЬ НУЖНЫ НОВЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ? НОЧНЫХ НЕ ХВАТИЛО?

 

Мы бегом бросились к нему. У меня опять появилось желание его расцеловать. Ден молча записал наши паспортные данные, вернул паспорта и бросил короную фразу в аналогичных случаях:

 

- Вы свободны, дамочки.

 

Мы с Лизой не поверили своему счастью. Нас никто не допрашивал, не заставлял писать объяснительную, никто больше не приставал. Мы свободны, мы на земле, мы на курорте!

 

Дойдя до дому и приняв душ, следующие сутки посвятили тому, что все просто спали…

 

2009г. 

                        Вернуться                            На Главную