Вернуться к автору        Вернуться на Главную      В комнату № 62

 

                                                                                                                И. Берестов-Алешков 

 

 

Фестиваль СКНЯТИНО-96

 

 

            "Раскрыта еще одна тайна КГБ!", "Получены новые подробности по поставкам оружия Ирану", - такие газетные заголовки давно стали привычными.

            Пришло время приоткрыть завесу секретности над событием, имеющим, несмотря на скромные масштабы, гораздо  более серьезные последствия, тем более что это событие имеет прямое отношение к МИФИ и происходит ежегодно...

           

            Речь идет о  майском слете ВТО в Скнятино - своего рода Мекке Восьмого Творческого Объединения.

            Можно с уверенностью сказать, что еще несколько лет назад за подобную статью автор этих строк мог рисковать жизнью(в масштабах ВТО), а сегодня, если повезет, отделается легким отрубанием правой руки.

 

            ... Широко и привольно раскинулись рукава пяти рек: Волги, Волнушки, Нерляди и других, в районе некогда большого города Скнятина, образуя идеальное место для любителей рыбалки и иного активного отдыха. Поговаривают, именно здесь Юрий Долгорукий хотел заложить столицу России,  - что и понятно: Волга не Москва-река. Почему он повернул коней на юг? - загадка, - впрочем, правителям свойственно ошибаться.

            Местность эта - совершенно особая. Не зря сегодня именно здесь берут свое начало (или конец) идеи политических и экономических преобразований, рождаются сюжеты телевизионных передач и происходят премьеры  скандальных спектаклей. Это совсем неудивительно, т.к. съезжаются сюда известные писатели и режиссеры, поэты и рокмузыканты, бизнесмены, политики и просто замечательные люди.

            Летописи ВТО, обнаруженные в знаменитой 62-ой комнате, достаточно подробно описывают то время, когда 25 лет назад на скнятинскую "Ясную поляну" вступили первые "мохнатые" предки современных ВТОшников с каменными топорами и палатками из шкур. Пришли и обнаружили дятла, который тут же попал на эмблему ВТО. (Для непосвященных: дятел, который на фоне восходящего солнца стучит по дереву, имеющему человеческое лицо,  и как-бы приоткрывает ему рот, являлся в 70-е годы олицетворением Гласности.)

 

            Но не только дятла обнаружили здесь мифисты-первооткрыватели. В тот же год и в тот же день явились сюда неизвестно откуда зеленоградцы - студенты МИЭТа.

            С той поры основной контингент маевки составляют мифисты и "зеленые"(зеленоградцы), являющиеся одновременно творческими соперниками и добродушными хозяевами друг для друга.

 

            Кроме этого, все участники слета, а это примерно 100-150 человек, делятся на команды или "кланы". Каждая такая команда - отдельное государство со своими законами, имиджем и своим президентом (старейшиной). Если в отношениях между членами разных команд существует относительная свобода, то внутри кланов обычно установлен жесткий порядок: кто что делает, когда и с кем.

 

            Само собой, постороннему человеку попасть на слет практически невозможно: приглашают сюда не всех, и по карте это место не найти: кругом болота, и только одна узкая тропка соединяет место слета с остальным миром.

            Кроме того, новичков приводят и уводят отсюда ночью, так что даже побывав здесь мало кто способен повторить этот замысловатый маршрут.

 

            Теперь о порядке проведения Слета, или "фестиваля" - как его окрестили иноземные граждане, зачастившие сюда в последнее время.

            Жизнь на этой излучине Волги начинается за день-два до майских праздников - с прибытия квартирьеров. Эту функцию обычно берут на себя потомственные казаки или военные, что вобщем-то почти одно и тоже. Квартирьеры разгоняют диких зверей, расчищая место для первомайской демонстрации, готовят столы, сцену и высокие трибуны, а также проверяют горит ли огонь, ставятся ли палатки и т.п. 

                                                                                                                            

                                                                                                                                      ".....Топор, лопата, гвоздь, работа.

            Ведро нагретое камней.

            О редких женщинах забота

            И первый /первый!/ муравей.

 

            Зато застолье - хлеб да сало,

            Густой навар, деликатес,

            Закуски чтоб на всех хватало,

            Гитара, песня, вольный лес.

 

            Пакеты. Кухонные полки.

            Скамейка. Стол. Свеча. Костер.

            О белой гвардии и долге

            Неспешный тихий разговор..."

 

/Из квартирьерских архивов ВТО/

 

 

            После прихода основной массы обитателей происходит обычная процедура крещения новоприбывших купанием в Волге, а ровно в 12.00  1 мая на "ясной поляне" со всеобщим парадом начинается официальная часть слета. Поднимаются флаги и каждая из команд по очереди сама представляет свое "лицо".

            Заканчивается это мероприятие символическим распятием Христа, избранного общим голосованием, либо другими языческими ритуалами, такими как сожжение и предание земле нечисти, взрывание фугасных снарядов образца 41 года, исполнение гимнов и ритуальных танцев.

           

            В конце первомайской демонстрации оглашается утвержденное Советом Старейшин расписание дальнейших мероприятий: как традиционных - футбольных баталий Москва-Зеленоград и вечерних концертов, так и нетрадиционных, перечислить которые просто невозможно.

 

            Ближе к ночи под театральным "задником" ВТО или на "пентагоне" зеленых разжигается большой костер, дрова для которого собираются в виде оброка со всех команд.

 

            Концерты обычно составлены из одного-двух спектаклей, театральных миниатюр, авторских стихов, прозы, реже музыкальных композиций.

            Условие одно: в Скнятино все произведения исполняются один раз (если  конечно их не просят на бис).

            Во время концерта вариться несколько ведер глинтвейна - согласно старинной рецептуре ВТО, для согрева в основном зрителей. Выступающим даже глинтвейн пить нельзя.

 

            На этой природной  сцене были поставлены такие спектакли как "Форт-сказка" и "А.И. Деникин" - В. Шамбарова (кстати скоро выйдет целая книга с его "белогвардейщиной"), "Театр социального ужаса" и "Баумштайн" А. Селина, снявшего параллельно телерекламе видеролики этих постановок, театр теней "Кабуки" Н. Турчанинова (он ставился в МИФИ на 1-е аперя).

 

            Здесь читал свою рок-поэзию А. Семенов, на стихах которого выросла группа "Вежливый отказ":

 

            Пусть садовник без сада,

            И вера без храма,

            Пусть враги съедят твой ужин,

            Но Карфаген должен быть разрушен!

 

            Со стороны "зеленых" наиболее заметны театр эстрадных миниатюр "Саквояж", группа "Ганди" (Э. Вохмянин), которая частенько выступает в клубе "Манифик" около метро "Чеховской", поэт В. Тихонов ("Предпочитаю пить духи, чем нюхать водку"), и самобытный автор-певец Шитиков, написавший знаменитого "самоубийцу":

 

            Не убивай себя, самоубийца,

            Эксперимент природы не губи,

            Еще горит огонь зороастризма,

            Еще надежда теплится в груди...

 

            Много интересного привнесли сюда гости: ребята из физкультурного института со своими бесподобными пантомимами, молодежь из театральных ВУЗов, и сам В.И. Ленин, приезжающий к нам на лодках из "разлива"- с островов вместе со своими соратниками.

            Когда этот совершенно не похожий на Ленина человек впервые появился у нашего большого костра, и подбоченясь закартавил: "для начала погреем руки у костра мировой революции", ему сразу задали вопрос:

            - Владимир Ильич, а куда подевалась Ваша лысина?

На что тот ответил:

            - Сейчас, понимаете ли, наша большевистская фракция раскололась на "аграриев" и "металлистов". Я - больше склоняюсь к металлистам.

            Лысину Владимиру Ильичу подарили в виде известного одноразового изделия...

 

            Хотелось бы отметить одного норвежского журналиста, по кличке Швед, который случайно материализовался в этом году на скнятинском фестивале. Этот Швед вел себя крайне агрессивно по отношению к коренному населению также наверное, как шведы в Полтавской битве, но несмотря на свои бесценные 5 лет образования  в МГУ, был закономерно разбит в пух и прах на идейном фронте.

            Чтобы показать агрессивность его намерений, мы приводим здесь текст им написанного стихотворения.

           

Элегия

 

Хайнцу Бобрику, немецко-фашистскому

оккупанту, посвящается...

 

 

Вот моя деревня...

Толстопятый Бобрик тихо в угол ставит

Сапоги гармошкой.

Оккупанту грустно, и скупые слезы

В самогон роняют белые ресницы...

За окном ненастно...(пропущ. стр.)

 

... Лечь бы рядом с Эльзой

В нашей теплой спальне...Как там малый Юрган?,

Фридриха убили. Добрый был сапожник,

Да и пел душевно...

Все проклятый Фирра*, он, да офицеры.

Так ведь славно было.

 

Опорось такая, ветер вьюжным воем

Вьет стальные нити, долгим струнным звуком

Вьюга тянет душу...

Мокрая осина истлевает в печке.

Горьким серым прахом сыплется на каску.

Догорают свечи, а в соседней церкви

Поп Иван Сергеич - с год как в партизанах.

 

Бобрик встал со стула, и с петельным скрипом

Распахнул пространство на крыльцо до ветру.

Кем теперь он станет?...

Алес.

 

*Прим.: Фирра (норв.) = Фюрер(нем.)

 

            Когда Шведа спросили: чем наш “фестиваль” отличается от аналогичных фестивалей на Западе?, он сказал что у них “меньше водки, но больше наркотиков”.

            Кстати, кто-то из ВТО-шников вывел интересную формулу: количество спиртного + количество реприз на сцене = константа. Здесь следует отметить: этот  Слет прошел почти “всухую”.

           

            По окончании концертов участники расходятся по своим кострам. У каждой команды свой костер, поэтому можно провести всю ночь, переходя от одного к другому.

           

            Весьма интересны бывают также церемонии вручения "оскаров" наиболее отличившимся режиссерам и писателям.

 

            Репертуар песен, которые поются в Скнятино отшлифован многими поколениями. Большая часть этих песен здесь же и написаны.

            Для примера можно привести текст песни на мотив "Гоп-стопа", сочиненный на 2-ом курсе Е. Каргиновым:

 

Посвящение молодой преподавательнице

английского языка.        

 

Гоп-стоп, ты мой зачет не приняла.

Гоп-стоп, ты всю стипуху отняла,

Теперь расплачиваться долго,

Семь уроков долга,

Пересдачи, ЛАБы, ЛУРы,

Женские натуры,

И чего ты взъелась на меня?

 

Гоп-стоп, ты отказала в тройке мне.

Гоп-стоп, ты так любила крем-брюле,

Ты видно быстро позабыла,

Что в "Панопе" было,

Как меня любила,

И как тебя любил я,

А всему виною твой диплом.

 

Гоп-стоп, мне наплевать на твой диплом.

Гоп-стоп, и с математикой облом,

Ты видно вспомнила, зараза,

Катеньку с инъяза,

Ирочку из педа,

Юлечку из меда,

И всех тех кого я позабыл...

 

Ван ту, тебя я больше не лав ю!

Ван-ту, ю пут ту ми э биг свинью.

Ай кил ю вэри и без брака,

Чилдрен, ноу драка,

Лучше я пройдусь без фрака

С девушкай с К-фака,

Хоть и крокодил,

Но свой родной!

 

            Особенностью последнего Слета была ну просто очень хорошая погода. Плюс, благодаря изменению состояния плотин, уровень воды в Волге упал на 2 метра. Как следствие, этого оголились 100-метровые “гавайские” пляжи, на которых можно было играть в футбол.

 

            Только в первый вечер природа решила слегка поразвлечься: Пока проходила предконцертная “разминка анекдотами” - шла легкая морось, а когда ребята из Театрального начали показывать свою постановку “Муха-Цокотуха”, - дождь полил как из ведра. Но юные театралы выступали с таким задором, что зрители насквозь промокли, но “зал” никто не покинул.

 

            Отрицательной стороной хорошей погоды оказались клещи. Их количество у каждого костра примерно равнялось трем. У нашего костра всех трех клещей мужественно принял на себя один человек.

 

            Еще всем очень понравились “пирожки с визигой”, которые там поедали. Когда на четвертый день всем смерть как надоело есть тушенку с макаронами, кто-то предложил приготовить пирожки с визигой. На вопрос: “а как это блюдо готовят?”, он ответил: “очень просто, берут макароны и тушенку...”

            После этого все ели тушенку с макаронами, считая что это пирожки с визигой.

 

            Чтобы не расписывать остальные подробности Скнятинской жизни, автор этих строк предлагает читателям ознакомится с мемуарами и архивами ВТО, издающимися раз в 4-5 лет в виде 350-страничного апериодического издания "Йеллоу Пресс Бюллетин" ( в этом году ожидается выход 6-го по счету издания ), и почаще ходить на концерты ВТО, которые проходят теперь также апериодически, -  но все же проходят !

 

            Кроме того, всем желающим предлагаются творчески насыщенные поездки в горячие точки России и СНГ - на границу, с целью наработки репертуара сценической работы с одной стороны, и поддержания духа погранцов - с другой. Поездки устраиваются на спонсорские деньги. Координаты - в редакции.

 

Вернуться