Вернуться на Туча Мала       Вернуться к Любаве                           

авт. Любава

 

                       

Ужас в ночи

 

   Пти опять поссорилась с мужем. А как тут не поссориться, если все заботы о пропитании семьи ложатся на ее плечи? Конечно, и ее сумасшедшей мамочкой не назовёшь, но целыми днями нюхать цветы, играть с друзьями в дурацкие “серьезные” игры и дразнить кузнечиков… Такое могут позволить себе только мужчины! Чтобы не сорвать досаду на детях, Пти, как всегда, решила выбраться на охоту, тем более что время было самое подходящее - между вечером и ночью. В такие теплые влажные летние вечера бывало особенно много дичи.

   По дороге она завернула к своим лучшим подружкам Ззи и Бдю, и радость, с которой обе присоединились к ней, без слов показала: им тоже необходимо отдохнуть от мужей. Охота на Зверя – что может быть лучше?

   Им пришлось обогнуть веселую компанию мужчин, среди которых были их собственные сыновья и мужья-бездельники - те покосились опасливо, однако, поняв, что на них больше не собираются нападать с упреками, сбились в кучу и, посмеиваясь, зашептались.

        Так и слышу, о чем они там говорят! - презрительно бросила Ззи. - Мол, снова женушкам свежей кровушки захотелось!

        Ясное дело, самим-то слабо! - откликнулась Пти, демонстративно отворачиваясь от хихикающих мужчин. – Для охоты и отвага нужна, и хитрость - это вам не над незабудками порхать! Жаль только, что наши сыночки пойдут по их стопам и вырастут такими же слабаками. А что может сравниться с адреналином в крови? 

        Ах, и не говори! – Ззи, как всегда, полностью разделяла мнение подруги. – Одна надежда на дочек...     

        Оставьте их, - нетерпеливо отмахнулась Бдю. - Я знаю, где сейчас много дичи! Давайте потороптимся, иначе они могут переместиться вниз по реке! - И они, моментально забыв обо всем, припустили за ней.

     Бдю не ошиблась: скоро они почувствовали запах Зверя. Тварей, на которых они традиционно охотились, обнаружить было нетрудно, хоть за века противостояния своим извечным врагам те и научились виртуозно прятаться и даже возводить убежища (издалека напоминающие холмы) за немыслимо короткий – для таких тяжеловесов, конечно, - срок. И они постоянно совершенствовали другие способы защиты.

    Вот и на этот раз – “холм”, в который забилась дичь, снаружи выглядел прямо-таки неприступным; однако Пти была уверена, что в конце концов они найдут его слабое место: инстинкт охотника всегда подсказывал им, как преодолеть преграду. Поэтому подруги не сговариваясь разделились и принялись обследовать внешнюю поверхность убежища, отыскивая  щелку, в которую можно протиснуться.

        У меня глухо! - крикнула Ззи. - Попробуйте обойти справа!

        Уже! – прозвенела ей в ответ Бди, кружась со своей стороны. – Попробуем еще раз! Не может быть, чтобы никакого зазора не было: откуда-то идет тепло! 

        Тише! – предупредила Пти.  – Нас же услышат! Забыли: в прошлый раз мы привлекли к себе внимание и они наглухо законопатили вход? Пришлось два часа отсиживаться, а потом искать другой! А могут ведь и струей шибануть!

     Ее приятельницы притихли. И правда: лучше этих тварей не дразнить. Нервная система у них была  чрезвычайно слабой, и, доведенные до предела, они начинали применять мощнейшее токсическое оружие – страшное настолько, что разузнать о нем хоть что-нибудь не удалось никому... Но даже страх не заставил подружек замолчать надолго, и уже через несколько минут они снова громко переговаривались. Это было одной из двух причин, по которым так часто гибли лучшие охотники племени – потребность даже над самым ухом дичи испускать боевой клич, страсть, подчинившая себе миллионы их поколений. Второй причиной было неуемное желание унести с собой как можно больше добычи. Буквально позавчера другая группа потеряла двух прекрасных охотниц – слишком нагруженные, они не смогли увернуться от удара разъяренной твари. 

        Есть! - сообщила Пти, с трудом пролезая в микроскопическую щель, и для верности позвала еще: - Ко мне! Сюда! 

   И вот они уже внутри, настороженные, трепещущие от смешанного чувства опасности и восторга. Холм, как и все такие же до него, оказался полым. Но не пустым: в нем слабо шевелилось несколько огромных белесых тварей, и от них шел пьянящий, дурманящий аромат.      Пти немного расслабилась. Дичь спала. Никаких следов страшного химического оружия, которым это зверье научилось обороняться от ее племени! Чистый воздух, и тепло… манящее тепло сильной, здоровой плоти…

        А-хх-хс-з… - в предвкушении долгожданного удовольствия пропела Ззи.

        М-мз-з, - так же сладострастно отозвалась Бдю.  

        Тс-с-с! – оборвала их Пти, первой приближаясь к ближайшей твари. – Сдурели?

     Но Пти недолго шикала на подруг. Скоро аромат охоты стал невыносимым, взял над ней верх, вскружил голову - и она запела сама.

     Как приятно чувствовать свою власть! Ощущать себя ужасом в ночи - существом,  которого панически боится самый хищный зверь, существом, чей голос заставляет содрогаться это гигантское рыхлое тело; видеть, как напрягается тварь от твоего легчайшего прикосновения, от самого твоего присутствия… Возбуждаясь от сознания собственной силы и уже примеряясь, куда вонзить оружие, Пти издавала и издавала свой ликующий воинственный клич…

     Что-то с чудовищной силой рассекло воздух; тварь взвыла, и Пти отшвырнуло по спирали вверх. Пытаясь хоть как-то выправиться, она больше не видела и не слышала ничего вокруг. Тварь не переставая ревела, и громоподобный рев складывался в слова, но Пти не смогла бы их разобрать - впрочем, как и никто другой из ее племени.  

        Эй, кто-нибудь, - бушевала тварь, - да прихлопните же этого комара!!!

 

Вернуться на Туча Мала        Вернуться к Любаве